Омская культура в годы войны

2:37 09 Май 2020

teatry_9_maya.jpg

Сегодня вся страна празднует День Победы. Музыканты играют композиции военных лет, солисты исполняют песни, которые с годами стали гимнами Великой Отечественной войне, чтецы говорят строками великих поэтов. А омские учреждения культуры вспоминают и рассказывают читателям, как им жилось во время войны. Как артисты пели на вокзалах, провожая земляков на фронт, как библиотекари своим дыханием разогревали замерзшие чернила, как музеи принимали коллекции других городов, чтобы их сохранить, как погибали экспонаты от невыносимых условий, как педагоги Детской музыкальной школы №1 читали книги раненым. Омский портал «Культура55» собрал эти истории в один большой материал.

 

Омский академический театр драмы

drama_9.jpg

В июне 1941 года в омском театре заканчивался театральный сезон. Зрителям показали премьеру — яркую жизнеутверждающую комедию «В степях Украины» Корнейчука, а вскоре после этого артисты и все работники театра собирались уходить в отпуск. Но 22 июня все изменилось...

Как только началась война, из театра стали уходить на фронт работники. Это были актеры, художники, бутафоры, бухгалтеры, рабочие сцены, администраторы, водители. Начиная с 23 июня в приказах директора театра все чаще стала появляться строка: «Освобожден от работы в связи с призывом в РККА». Всех работников театра, кто был призван на фронт и погиб, пофамильно назвать вряд ли возможно.

На фронт были посланы две концертные бригады, каждый день актёры обслуживали госпитали, мобилизационные пункты, выезжали и на село. В 1945 году Всесоюзный комитет по делам искусств решил перевести Омский драматический театр как один из передовых творческих коллективов в первый тарифный пояс (государственная система организации театров предполагала разную тарифную сетку).

В июне 1941 года художественным руководителем Омского областного драматического театра стала актриса и режиссер Лина Семеновна Самборская. Все сложные военные годы Лина Семеновна вместе с супругом Николаем Александровичем Шевелевым, главным режиссером театра, руководила омским театральным коллективом.

Самборская единственная из художественных руководителей театров за Уралом отстояла свой коллектив, когда едва ли не в приказном порядке их пытались отправить в Тару, Москаленки или Исилькуль, чтобы освободить здание для вахтанговцев. Она сумела сберечь Омский драматический в условиях военного времени и работы местного коллектива рядом с Московским театром им. Евг. Вахтангова (1941-1943 гг.). Смогла сохранить театр самобытных актеров, обеспечить создание спектаклей, смыслом которых становилась сама личность актера, его мастерство.

После того, как в июле 1941 года в здание театра им. Евг.Вахтангова в Москве было разрушено бомбой, осенью 41-года было принято решение об эвакуации коллектива театра в Омск. Основной состав труппы и часть студентов театрального училища имени Щукина прибыли в Омск 22 октября 1941 года. Вначале они были размещены в школе, превращенной в общежитие. Затем москвичам предоставили квартиры в центре Омска.

Четыре дня в неделю шли спектакли вахтанговцев, остальные три принадлежали омской труппе. Часто спектакли показывали несколько раз в день: в 10 утра, 2.30 дня, 8 вечера и в 12 или в 12.30 ночи. Обычно сбор с поздних спектаклей поступал в фонд обороны страны, в фонд помощи семьям фронтовиков, на подарки бойцам Красной Армии.

В общей сложности коллектив Московского театра имени Евг. Вахтангова работал на омской сцене 22 месяца. За это время вахтанговский театр сыграл 628 спектаклей, из них 170 выездных, а также провел 658 шефских спектаклей и концертов. 20 - 26 августа 1943 года состоялись прощальные спектакли вахтанговцев, а 27 августа - последний отчётный концерт.

С августа 1941 по май 1945 года омской труппой было показано 39 премьер. Однако в военное время театр не только репетировал и показывал спектакли.

Народный артист РСФСР Алексей Теплов вспоминал: «В войну жили совсем иначе, чем в мирное время, – напряжённее, собраннее. Между репетициями и спектаклями мы обслуживали воинские площадки, госпитали, выступали даже на вокзале, провожая омичей на фронт. Когда играли в палатах, среди больных, между коек, понимали: хотя раненых трогают и драматические сцены, но более всего они жадны до смешного, да и пользу им приносило, думаю, именно смешное. Как-то в одной из палат, где лежали тяжелораненые, мы с Володей Спроге сыграли скетч «Счастливый отец» без единой улыбки зрителей. Если бы исполняли его впервые, решили бы: номер неудачный. Чаще всего в госпиталях я играл со Спроге, причём он изображал серьёзного, а я – того, у которого всё невпопад (…)

А когда в войне наступил перелом, в театре стали объявлять о каждой победе советских войск.

«Как только приходило сообщение, что освобождён какой-то город, мы, актёры, боролись за право объявить об этом в антракте. И потом сразу же спектакль шёл лучше и принимали нас благодарнее», - вспоминал Алексей Теплов.

Омские артисты во время войны не только играли спектакли на сцене театра. До и после репетиций были концерты в госпиталях, на призывных пунктах, на железнодорожном перроне, откуда уходили поезда с воинскими частями.

В 1944 году при Омском драматическом театре открыли театральную студию. Набирали две группы. Первой из них руководили Лина Семеновна Самборская и Николай Александрович Шевелев, а во второй мастерство актера вел Михаил Михайлович Иловайский. Именно на курс М.Иловайскому попал семнадцатилетний Михаил Ульянов, приехавший в Омск из Тары. Обучаясь в студии, Михаил Ульянов выходил на сцену Омского театра в спектаклях «Кремлевские куранты» Н.Погодина (роль Беспризорника), «Звезда экрана» Слободской (роль Капитоныча), «С больной головы на здоровую» (роль Слуги), «Мещане» М.Горького, «Кому подчиняется время».

«Кончилась война! Германия капитулировала. Победа!», - пишет в своем дневнике семнадцатилетний студент театральной студии Михаил Ульянов. И продолжает через несколько дней: «Вот уже четыре дня мы, советский народ, живем в мирной обстановке. Ведь почти четыре года длилась эта война. Сколько жертв, побед, поражений. А все-таки победа наша. Какое торжество было на улицах города. Вылилось в празднества. У театра играет оркестр и тысячи народа. Ходят, смеются, танцуют, целуются, обнимаются. Это же незабываемый день. День победы. Вот собрался кружок, и люди, совершенно трезвые, танцуют. Вот выскочил в круг старичок и начал танцевать. Незабываемый день. Целый день бродил по городу и смотрел это празднество...».

За месяц до Победы, 8 апреля 1945 года, приказом Комитета по делам искусств при СНК СССР № 173 Омский областной драматический театр был отнесен к 1-й тарифной категории - как один из профессиональных творческих коллективов. 8 октября 1945 г. указом Президиума Верховного Совета РСФСР присвоено почетное звание заслуженного деятеля искусств РСФСР Л. С Самборской; 3 ноября - звания заслуженных артистов РСФСР - Н.Н. Колесникову. М. Н. Потоцкому-Мансурову, П. С. Некрасову.  Воина закончилась. Омский театр выдержал испытание. В трудные годы он был вместе с народом.

источник

 

Омский государственный театр куклы, актёра, маски «Арлекин»

arlekin_4.jpg

фото: Евгений Кармаев/Омскрегион

Сведений о  творческой жизни омского театра кукол в годы Великой Отечественной войны практически не осталось. А те скупые факты, которые удалось найти, могут считаться лишь косвенными свидетельствами деятельности театра того периода.

«В годы Великой Отечественной войны спектакли часто показывали несколько раз в день: в десять утра, два тридцать дня, восемь вечера и в двенадцать или половине первого ночи. Поздние театральные представления организовывали для заводчан, которые работали в цехах круглосуточно по две – три смены, без выходных. В репертуарной политике театральных коллективов стали ведущими два направления: наряду с серьезными драматическими произведениями патриотического содержания на сцене ставили веселые комедии и водевили».

Безусловное влияние на творческую жизнь театра оказали принятые на работу эвакуированные из разных городов СССР актеры и режиссеры. 7 августа 1941 года в театр была принята Наталья  Константиновна Висловская – актриса, будущий главный режиссер(50-е гг.) и директор театра (после 1945 гг.).  С 3 февраля 1942 года  приступил к работе в качестве актера–кукловода эвакуированный из Москвы Андрей Петрович Трапани, в будущем один из ведущих режиссеров – кукольников.

По воспоминаниям театроведа Симоны Густавовны Ландау, в годы войны находящейся в эвакуации в Омске, в областном театре кукол  собственная творческая позиция была сформирована во многом благодаря Андрею Трапани. 

Нельзя не отметить вклад  в творческую жизнь театра Михаила Михайловича Иловайского. Все его спектакли пользовались успехом не только у зрителей, но и у профессионалов. Будучи в то время актером областного драматического театра и педагогом театрального училища, он поставил несколько запоминающихся спектаклей в театре кукол. М.М. Иловайский охотно использовал в постановках музыку русских композиторов М.П. Мусоргского и Э.Ф. Направника в «Очарованной сабле» (1941 г.), Н.А. Римского – Корсакова в «Золотом Петушке» (1944г.).

Корреспондент «Омской правды» Г. Дусавицкий в заметке от 23 июня 1944 года писал: «Омский областной театр кукол показал своему юному зрителю русскую народную сказку «Очарованная сабля»... В работе постановщика М.М. Иловайского приятно отметить печать сценической культуры. При всей лубочности, неизбежно вытекающей из специфики кукольного театра и фольклорного характера сказки, спектаклю придан яркий исторический колорит. ...Дети с большим удовольствием следят за похождениями бравого русского солдата (арт. Белов), их прельщает образ царя-плотника Петра I (арт. Тимошенко), их смешат неудачи злого воеводы (арт. Еселевич) и скупой хозяйки корчмы (арт. Шейна). ...Спектакль «Очарованная сабля», как и ряд предыдущих постановок (политической сатиры «Доннерветтер», сказок «Волшебная калоша» и «Коза-дереза»), свидетельствует о больших творческих возможностях Театра кукол».

13 января 1942 года в театр был зачислен драматург, будущий режиссер театра Лев Абрамович Готлиб, который поставил в годы войны 7 спектаклей и несколько концертных программ. Был автором и соавтором (с А.Ароновым) многих пьес не один год шедших на сцене театра, какой-то небольшой период в 1943 году руководил театром.

Начиная с 1943 года, художником большинства спектаклей становится В.В. Емчинов, так же пришедший в театр в военные годы.

Особо хочется остановиться на концертной деятельности театра. Конечно, сегодня можно только предполагать, кто входил в состав этих концертных бригад. Сохранившиеся в Центральном киноархиве страны редкие кадры наглядно свидетельствуют о том, что по всей стране, во всех театрах существовали творческие группы, выступавшие как в частях действующей армии, так и в тыловых госпиталях.  «…спектакли показывали не только на основной сцене, но и на призывных пунктах, в гарнизонных клубах, на воинских площадках железнодорожной станции, где на несколько минут останавливались поезда идущие на фронт». 

«Куклы фашистов были выполнены очень похоже, портретно, но шаржировано и вызывали неизменный смех зрителей всех возрастов. По окончании сцены перед ширмой появлялись актеры с куклами красноармейцев в руках и баянист. Актеры читали свежие сводки с фронтов и покоряли публику импровизированными шутками и песнями, подключая к своей импровизации и кукол. Эти образы кукол-солдат приближались к полюбившемуся всему народу образу Василия Теркина, а некоторые «репризы» нередко брались непосредственно из только что напечатанных в газетах глав популярной поэтической «Книги о бойце» А.Т. Твардовского».

В августе 1943 года газета «Омская правда» писала: «Более шестисот спектаклей в школах, детских садах, в колхозных клубах, на полевых станах и в госпиталях дал за последний год Омский кукольный театр под руководством тов. Готлиба. Особенной любовью у зрителей пользуются... русские сказки «Репка», «Колобок», «Гусенок», «Заяц-портной», «Дед Мороз»... На днях коллектив театра выступил в клубе Н-ского госпиталя с новой программой. Зрителю были показаны две агитпьесы — «В последний час» и «Доннерветтер». 

В военный период в театре сформировалась достаточно сильная труппа, в которую входили известные  актеры – кукловоды: А.И. Шейна, О.И. Зикунова, актриса и режиссер Н.К. Висловская, с 1944 М.Г. Уфимцева. Эти фамилии часто встречаются в текстах Приказов по театру с вынесением благодарности за активную работу.

(из статьи Л. М. Ханжаровой, зав. музейным отделом Театра кукол «Арлекин»)

 

Омская государственная областная научная библиотека имени А. С. Пушкина

pushkinka_11.jpg

Великая Отечественная война ознаменовала особый этап в развитии библиотеки. В это время вся её работа была подчинена нуждам военного времени. Сотрудники отвечали на запросы специалистов промышленных предприятий, театров, учреждений, эвакуированных в Омск из европейской части страны, шефствовали над госпиталями.

В 1941 г. в город были эвакуированы многие крупные предприятия и военные заводы из Европейской части, что послужило развитию интереса читателей библиотеки к научной и технической литературе.

Именно в эти годы при библиотеке был создан филиал Государственного фонда литературы во главе с директором Ефросиньей Григорьевной Хребтовой. Оставшиеся на местах сотрудники библиотеки мужественного переносили все трудности, самоотверженно трудились, совмещая свою основную деятельность с работой в Госфонде литературы, в организованных библиотекой передвижках на предприятиях города, в госпиталях, работая с книгоношами. 

В 1941 году главную библиотеку омского региона возглавила Ефросинья Григорьевна Хребтова. В 1958 году, к 50-летию Омской государственной областной научной библиотеки имени А. С. Пушкина, была издана брошюра Ефросиньи Григорьевны «Книжная сокровищница Омска» об истории библиотеки. Есть там и страницы, посвящённые работе «Пушкинки» в годы Великой Отечественной войны.

Именно в годы войны поредевшему коллективу библиотечных работников пришлось принять небывалое до того времени количество читателей. Более 19 000 человек было записано в библиотеку в 1942 г. До тысячи человек в день посещало тогда читальный зал. 

Вместе с рабочими и специалистами, приехавшими из других городов Советского Союза, в библиотеку шли юные омичи, вставшие к станкам своих отцов, братьев, ушедших на фронт. Такого большого количества книг никогда еще не выдавала до этого Пушкинская библиотека. Новых читателей интересовали вопросы газосварки, устройство реактивных двигателей. Читатели просили указать им литературу о радиолокации, атомной энергии и многом другом. 

Наряду с технической литературой, нарасхват читались произведения советских писателей, особенно о Великой Отечественной войне.  С огромной заботой, вниманием относились работники библиотеки к обслуживанию книгами раненых солдат и офицеров, находившихся в эвакогоспиталях Омска. Пушкинской библиотеке было поручено комплектование передвижных библиотек для таких госпиталей. Только из её фондов было скомплектовано 20 передвижек. 

А работать библиотеке в эту пору приходилось в очень трудных условиях. 

В начале января 1943 г. на длительное время было отключено центральное отопление. Пришлось установить временные железные печки – «буржуйки». Но они мало помогали. Огромное каменное здание дышало ледяным холодом. Книги, казалось, вобрали в себя все свирепые сибирские морозы – до них нельзя было дотронуться незащищённой рукой. И всё-таки библиотека не прерывала своей работы. В валенках, полушубках, обогревая руки у то и дело дымивших железных печек, чуть ли не дыханием своим оттаивая замёрзшие чернила, чтобы записать выданную книгу, работали библиотекари. Также стоически переносили этот сковывающий тело, леденящий дыхание холод читатели. Так прошли зимы 1943 и 1944 гг.

В 1943 г. при областной библиотеке был создан филиал Государственного фонда литературы. В течение двух лет среди населения Омской области, в учреждениях и учебных заведениях, на предприятиях и в библиотеках было собрано более 75 000 книг.

По указанию Государственного фонда литературы эти библиотеки отправлялись в сёла и города, освобождённые от немецкой оккупации. Филиал, работавший при Пушкинской библиотеке, скомплектовал и отправил 80 библиотек в Ворошиловградскую, Тульскую, Сумскую, Сталинскую и другие области нашей страны. Две библиотеки были скомплектованы для Мелитопольского и Запорожского педагогических институтов. 

Несмотря на все трудности военного времени, библиотека сумела не только сохранить, но и увеличить свои книжные фонды. За пять военных лет книжный фонд вырос на 44 000 экземпляров.

источник 

 

Омский государственный историко-краеведческий музей

kraevedcheskiy_7.jpg

Наступающий 1941 г. в Омском областном краеведческом музее ждали с надеждами на лучшее, планировали, готовили перспективные проекты. Никто не мог предположить того, что произойдет в новом году, того, что начнется  Великая Отечественная война, продлившаяся пять лет, с 1941 по 1945 гг.

Намечено было многое, перестроить работу так, чтобы  улучшить изучение области, создать музейно-краеведческий совет, куда должны были войти представители советской общественности, вузов, научно-исследовательских учреждений, школ и колхозов, организовать краеведческие кружки при школах и учебных заведениях, а также лекторий для популяризации краеведения. Но судьба распорядилась по-другому.

22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. Уже 24 июня 1941 г. появились  подробные указания для всех музеев о формах и методах агитационной работы, которые будут способствовать Победе советского народа.  Какие же меры были приняты в Омском областном краеведческом музее?

Весь период войны, несмотря на стесненность условий, сотрудники музея организовывали и проводили выставки. Уже 25 июля 1941 г. в залах музея для посетителей была открыта выставка «Великая Отечественная война советского народа», которая включала разделы: «Военное прошлое русского народа», «Красная Армия на защите завоеваний Октября», «Красная Армия - грозный и непобедимый страж страны социализма», «Великая Отечественная война советского народа». Выставка размещалась в отдельном зале и насчитывала 25 экспонатов. Работала она с 12 ч. утра до 4 ч. дня и с 6 до 10 ч. вечера. Тематика отдельных разделов выставки менялась в зависимости от хода военных действий и поступления новых экспонатов. 

Особый интерес у посетителей вызвала музейная выставка военной техники и трофейного вооружения, переданного омичам командованием Ленинградского фронта в марте 1942 г. Трофейное вооружение разместили в одном из залов музея, а также во дворе и возле фасада. Для того чтобы собственными глазами увидеть танки, пушки, снаряды, пулеметы, автоматы врага, омичи занимали очередь в музей в пять часов утра. До начала своей рабочей смены на оборонных предприятиях они успевали осмотреть выставленные экспонаты. Вид подбитой и захваченной в плен вражеской техники помогал верить в Победу и трудиться ради нее. Только за первые три года музей посетило 300 тыс. чел.

Этот период работы музея был связан еще и с деятельностью известного омского ученого-краеведа, директора музея в 1943–1957 гг., А. Ф. Палашенкова. Под его руководством сотрудники музея подготавливали и издавали брошюры по истории родного края, записывали песни о войне и песни-частушки, в которых авторы отражали свое отношение и взгляд на события и людей - своих защитников и врагов. 

Научные работники музея активно работали над пополнением музейных фондов документальными и вещественными экспонатами. Экспонаты привозились с фронта, передавались родственниками погибших омичей. Было собрано около 500 писем наших земляков, 400 записей фольклора военного времени, множество фотографий и личных вещей защитников Родины.

Такая активная деятельность проводилась тогда, когда музей ощущал огромную стесненность в помещении, дефицит в топливе и финансировании. За годы войны через музейное здание прошло около двух десятков постояльцев - учреждений и организаций, поселялись и частные жильцы. Многие сотрудники ушли на фронт или перешли на производство. Не смотря ни на что музей жил и функционировал.

Более того, музеем были приняты и сохранены эвакуированные в г. Омск музейный сокровища: нумизматическая коллекция и предметы из драгоценных металлов Государственного исторического музея из г. Москвы; древние иконы Новгородского и Вологодского областных музеев; ряд собраний из Воронежского музея изобразительных искусств им. Крамского; Корсунские и Сигтунские ворота из г. Новгорода. Для хранения ворот в августе 1941 г. во дворе музея был сооружен специальный навес.

Итак, в тяжелейшей обстановке военных лет наш край, наш город являлись не только важнейшим промышленным арсеналом, базой для формирования воинских соединений, но и послужили опорой в сохранении культурного наследия страны и развития культуры. Внимание и забота омичей позволили не только сберечь бесценные музейные коллекции, но и эффективно использовать их для культурного просвещения населения.

По материалам статьи А. А. Кильдюшевой. Омский государственный историко-краеведческий музей в 1941-1945 гг.: страницы истории // Известия Омского государственного историко-краеведческого музея. - №16. - Омск, 2011. - С. 29-50.

 

Омский областной музей изобразительных искусств имени М.А. Врубеля

vrubelya_5.jpg

Омский музей изобразительных искусств, как и краеведческий, временно прекратил свою работу с 4 сентября 1942 года. Во исполнение решения Омского облисполкома от 2 сентября 1941 года экспозиция и фонды, располагавшиеся на втором этаже Генерал-губернаторского дворца, были свернуты и перемещены в корпус флигеля на территории усадьбы. Все работы были проведены за сутки – с 3 по 4 сентября. Из-за поставленных сроков работы производились не всегда в соответствии с музейными требованиями, некоторые экспонаты были повреждены. Залы были освобождены для размещения «военных объектов» – 2-го Московского государственного медицинского института и парткурсов. И 3 января 1942 года дворец принял экспонаты Воронежского музея изобразительных искусств (по документам – 101 место (ящиков)).

В публикациях исследователей, посвященных истории омских музеев, упоминаются краткие сведения, умещающиеся в три строки и почерпнутые из трудов известного омского ученого-краеведа, директора Омского краеведческого музея А. Ф. Палашенкова (1886–1971). Он писал, что в Омск были перемещены «ценности музеев: Государственного исторического музея из Москвы, часть коллекций Новгородского и Вологодского областных музеев и фонды Воронежского музея искусств». От себя добавим, что в Омске оказались собрания Московского музея народов СССР, расформированного в 1948 году, Музея революции, Острогожского историко-художественного музея им. И. Н. Крамского (Воронежская область).

Все эвакуированные музейные собрания разместили в здании Дворца генерал-губернаторов Западной Сибири и Степного края, который занимали два омских музея – краеведческий и изобразительных искусств. 

О том, насколько сложным был путь эвакуации в Омск и первые дни пребывания здесь, в своем письме говорит Леонид Митрофанович Афанасьев, заместитель директора по научной работе Воронежского музея: «Уже в сентябре начались здесь налеты, которые к октябрю приняли какой-то систематический характер, и то и дело по тревоге и днем и ночью я выбегал из своего музея и занимал свой пост на крыше, готовясь ловить и сбрасывать зажигательные бомбы. Только в первых числах октября удалось добиться решения об эвакуации ценностей музея… А я с утра до поздней ночи, а иногда и ночью, неся дежурство, иногда по 8 ночей подряд укладывал все ценное, иногда за плотника мастерил ящики, ломал для них стеллажи, витрины и шкапы. Особенно много труда и заботы доставили картины, а всего было уложено 14000 экспонатов, и только в ноябре, 12 числа, после 2-х дневной погрузки в 3-х вагонах с одним вагоном из них в качестве теплушки с 12 пассажирами тронулись в далекий путь. Была зима. Под нами в ящиках гравюры, скульптуры».

Что же касается директора Воронежского музея изобразительных искусств Силаева Анатолия Ивановича, то сведений о его деятельности в Омске крайне мало. Правда, есть один любопытный факт: приказом от 29 марта 1945 года он был назначен и. о. директора Омского музея изобразительных искусств на 50 % основной ставки. В этой должности он пребывал до конца 1945 года.

Омский музей изобразительных искусств восстановил экспозицию русского искусства в пяти освобожденных парткурсами залах второго этажа генерал-губернаторского дворца и начал прием посетителей в июле 1944 года. Через год, летом 1945 года, еще в двух залах были оборудованы хранилища, куда переместили экспонаты из корпуса флигеля на территории усадьбы «вследствие зараженности хранилища грибком». Холод и сырость сделали свое дело: в документах говорится о том, что «экспонаты … подверглись огромной порче».

источник

 

Детская школа искусств №1 им. Ю.И. Янкелевича

 

shkola_0.jpg

Самым трудным периодом в жизни школы были годы Великой Отечественной войны. К этому времени школа насчитывала около 200 учащихся, хотя и не имела собственного помещения. Помещение школы № 35, где проходили занятия, сразу же было взято под госпиталь. Встал вопрос о закрытии школы и училища. Групповые занятия проводились в полуподвальной части здания училища, а индивидуальные занятия снова перенесли на квартиры. Педагогический коллектив школы пополнился рядом опытных педагогов, эвакуированных из центральных городов. Несмотря на трудные условия, школа регулярно проводила закрытые ученические концерты, а в июне 1942 и 1944 гг. провела открытые отчетные концерты. 

Все годы войны школа вела большую шефскую работу, регулярно выступая с концертами в госпиталях города. У школы была подшефная палата лежачих больных, куда ходили педагоги, помогая ухаживать за ранеными, писать письма, читать книги. 

Из каждого военного выпуска часть учащихся поступала в музыкальное училище. В 1942 году Мажбич, Юргенсон, Шпрах, Маева, Сбоева, Величко; в 1943 – Калугина, Рапис, Симятицкий, Лейтман; в 1944 – Ефимова, Коган 

Главным итогом работы школы в военные годы является то, что коллективу педагогов, путём громадного напряжения сил, удалось преодолеть все трудности и сохранить школу, что главный костяк педагогического коллектива не только не распался, а стал ещё работоспособнее. Труд преподавателей школы был высоко оценен нашей страной. Медалью «За доблестный труд в период Великой Отечественной войны» были награждены 9 работников школы: Я.Э. Щепановская, С.Ф. Десятникова, Н.Н. Нагибина, А.П. Рыжакова, О.А.Соколова (секретарь – библиотекарь), В.А. Сливинская, В.С. Вятских, Е.А. Гомельская, Марьясин. Старейший преподаватель С.Ф. Десятникова, работающая в школе с самого ее основания, была награждена званием Заслуженной учительницы школы. 

С окончанием войны в школе очень изменился состав педагогов. Уехали из города все эвакуированные. Школа испытывала острую нужду в педагогических кадрах. В1946 году приехала в Омск Н.П. Батхон, преподаватель по классу фортепиано, имеющая большой опыт работы. Ежегодно пополнялся коллектив и молодыми педагогами. В 1944 г. начала работать Р.М. Надель (Эпштейн), в 1945 – З.Д.Сухинина, в 1946 – К.С. Мельникова, в 1947 – Н.С. Уварова и Е.И. Исакова, в 1951 – Г.В. Костерина, А.И. Плотникова, еще позже В.М. Романовская и Г.В. Наскалова. Вернулись в Омск В.Я. Шпет, М.В. Максутов, Ю.С. Раснер. По классу баяна и аккордеона начали работать в школе преподаватели муз. училища Д.Б.Валетов и Н.А. Соколова. С 1947 г. приступила к работе Т.А. Путалова, преподаватель по хору. Вновь образовался дружный, работоспособный коллектив. 

источник